Символическое изображение головы Владимира Ильича Ленина, его подпись и указание на то, что сайт находится в домене верхнего уровня для некоммерческих ресурсов - .info





Фотография Мавзолея Владимира Ильича Ленина


Комментарии


«Первая <  608 | 609 | 610 | 611 | 612 | 613 | 614 | 615 | 616 | 617 |  > Последняя» 


 Доктор - 19.10.2009 10:06
 Opera/9.10 (Windows NT 5.1; U; MRA 5.5 (build 02790); ru)

Можно ли себе представить, митингующих с портретами Гитлера и славословящих его евреев, на улицах бывших гетто или в Иерусалиме? Можно ли вообразить себе членов гитлеровской НСДАП - евреев, да ещё громко заявляющих, что немецкий национал-социализм есть естественная и полезная форма еврейской политической и государственной организации? Можно ли себе представить прессу, называющую себя еврейской с хвалой и панегириками немецкому национал-социализму и призывами возродить его? Такое представить нельзя, более того, даже предположить такое, скажем в сатире, будет всеми евреями воспринято как абсолютное и безусловное кощунство. Но почему, мы, русские позволяем называть себя русскими разных типов и издания, подвизающиеся на ниве восхваления Советов, сталинизма, коммунизма – всей этой машине уничтожения русских? Если евреев, фашизм уничтожил 6 миллионов, то русских жизней коммунизм забрал не меньше 30-40. На одной Тамбовщине было убито при подавлении восстания 1,5 миллиона из 3-х, в 1921 году. И у них после всего того, что русские пережили от коммунистов поворачивается язык говорить от имени русских. Главный аргумент Иванов не помнящих родства - власть якобы заботилась о народе. Если коммунизм, а о нём подробнее ниже, назвать заботой, то в любом случае это забота опекуна, предварительно убившего родных мать и отца. И как не прискорбно, метастазы этого "опекунства" ещё влияют на нашу жизнь, умаляя наши силы в борьбе за будущее, парализуя наш народ лукавым выбором, отравленными идеями и пантеоном своих бесов. Поэтому приходится ещё раз напоминать - чтобы победить нам надо безуславно отодрать от себя эту грязь, отделить зёрна от плевел, русское от коммунистического. Разминуться жёстко и непримеримо. Ред.

СУМЕТЬ ПОНЯТЬ - ЭТО БЫЛО БЫ ХОРОШО, ЭТО БЫЛО БЫ, ВОЗМОЖНО, СПАСЕНИЕМ

Будь человек существом исключительно разумным, очевидные истины проще было бы изложить здесь с помощью логики, строгой и краткой, тем раз и навсегда покончив с противными её законам аномалиями человеческого рассудка. Для полного ниспровержения идеи коммунизма по крайней мере в России тогда хватило бы одного простого категорического силлогизма, согласно которому ни один русский коммунистом быть не может, а ни один коммунист не может быть русским. Не будем строгими к тем, кто был коммунистом в ТЕ годы, отсутствие информации сыграло со многими людьми злую шутку, не случайно контроль над информацией стоял тогда на первом месте. Но мы говорим о современности, когда всё предельно ясно, доступно и известно - имеющий уши, да услышит, имеющий глаза да увидит, формула данная древними пророками предельно ясна.

Хотя, строго говоря, руководствуйся человек только разумом, идея коммунизма вообще не могла бы у него зародиться. Но разум, латинское ratio, не исчерпывает природы человека, и большинство из его заблуждений корнями уходят в иррациональную глубь. Чтобы вырвать их с корнем, придётся копнуть глубоко. Умы высокоразвитые видели причины массового заражения идеями вроде коммунизма в неподвластной разуму слаборазвитой личности области бессознательного. Значит, только полной беспомощностью перед этой иррациональной слепотой можно объяснить неспособность некоторых прозреть до сих пор. Иначе нельзя понять кощунственную нелепость, каковой является феномен русского коммуниста после бесчеловечного и ненормального социалистического прошлого России. Это глупость и жестокосердие постольку, поскольку и у них есть свои разумные границы; в остальном и в основном – это ослепление, природа которого ни рациональной, ни сознательной быть не может.

Логика – слабое оружие против слепоты разума и сердца. Но не для того ли дан человеку разум, чтобы, насколько это возможно, всё неразумное уразуметь и, кого ещё можно, образумить? Да и не о войне, пусть даже идеологической, речь, а о понимании. Не только понять, почему кто-то ещё не понимает элементарных аксиом, но, может даже быть, помочь и ему это понять. Как говорил Гессе «суметь понять – это было бы хорошо, это было бы, возможно, спасением». Если же застарелые случаи безнадёжны, то и профилактика немаловажна.

Так, из человеколюбия снизойдя до отчаянного положения тех, кто обманывает, допреж всего себя самих, возможностью быть русским коммунистом, исследуем этот исторический анахронизм, фактически средневековый курьез, по выражению Карла Густава Юнга. Искать же объяснения противоестественным мыслям и чувствам прежде всего нужно в психологии. По её мнению, такая аберрация противоречит не только основному закону логики, но и здравому рассудку самого индивидуума, однако истоки её находятся в таких глубоких недрах психики, что не всякая личность своими силами может до них добраться. Мягко выражаясь и самую малость перефразируя Платонова: «Надо иметь большое очарование в сердце, чтобы так заблуждаться».

Неверно поэтому было бы считать сознательными личностями коммунистов и предъявлять им соответствующие претензии. В сущности, это уже не столько люди, сколько то, что в своей книге «Психология народов и масс» Лебон называл «баранами по отношению к идеям, покорно идущими за вожатым, ведущим их на бойню».

Труднее найти сравнение для того, кто почитает себя русским коммунистом. Нет в природе баранов, потребляющих шашлык, бараны не ходят на мясоперерабатывающие комбинаты как в церковь или музей, и ни один баран по своему почину на бойню не пойдёт и стадо за собой не позовёт. Объяснение такой парадоксальной противоречивости заблуждений находим только у Фрейда в его критическом, но по большей части одобрительном анализе работы Лебона. «У масс», пишет он, «могут существовать и уживаться наряду друг с другом самые противоположные идеи без того, чтобы из их логического противоречия рождался конфликт». Массовый, поголовный, некритический и пассивный характер этих идей – ключ, один из, к разгадке и заразности их и неизлечимости.

Поднимаясь на свет с самого дна первобытной иррациональной природы, из бессознательного, расового, как называл его Лебон, или коллективного, каким определил его Юнг, они поглощают податливую личность. Поддавшись ей, индивидуум растворяется в массе, перестаёт быть единицей, «спускается» по словам Лебона «на несколько ступеней ниже по лестнице цивилизации». «Нам нетрудно понять», продолжает его мысль Фрейд, «исчезновение совести и чувства ответственности при этих условиях».

Итак, ища причины человеческого безумства в его природе, там их и находим. «Гигантские катастрофы, которые угрожают нам, - это не стихийные события физической или биологической природы, а события психические. Нам в ужасающей мере грозят войны и революции, которые суть не что иное, как психические эпидемии. Во всякое время какая-нибудь химера может овладеть миллионами людей», писал Юнг. С ним соглашается Лебон: «Важны в истории народов не революции, не войны - следы их опустошений скоро изглаживаются, - но перемены в основных идеях».

В бездне, где, по выражению Лебона, «содержится все зло человеческой души», а по словам Юнга «все те гнуснейшие подлости и дьявольское варварство, на которые только было способно человечество», в ней кроются причины идеологической глупости, жестокости и ослепления. Вопрос не в том, зла по своей сущности или добра эта природа, или же она существует вне категорий человеческой морали, дело в том, что развитая личность должна уметь интегрировать её энергию в соответствии со своими индивидуальными качествами, самостоятельно развиваться, ассимилируя её, двигаться вперёд за счёт её силы, а не регрессировать до бессознательного животного состояния.

Идея коммунизма – не что иное, как слепая вера, противный здравому смыслу догмат со своими идолами и их святыми мощами. Здесь можно сослаться на Юнга: «Такие интересы становятся своего рода богами, которые, если они признаны многими, постепенно образуют «церковь» и собирают вокруг себя общину верующих. Тогда это называется «организацией». Ещё лучше процитировать статью «Три кита апостасии» некоего православного священника: «Коммунист в собственном смысле не был атеистом, более того, он был религиозен. Лучше было бы называть его анти-теистом, верующим, что Бога нет, а главное — служившим этой своей безумной идее в смысле религиозно-культурного служения, поклонения Божеству, исполнения религиозных обязанностей: партсобрания, взносы, проповедь, политучеба и прочее, а также и круга религиозных обрядов: демонстрации, целование знамен, поклонение мумии и т.п.».

Архетипом иррациональной природы человека, его архаической идеей сверхмогущественного существа Юнг объяснял сверхценную идею коммунизма. «Если однажды - благодаря революционным, а потому и некультурным наклонностям новейшей генерации - традиция оказалась сильно подорванной, то боги все равно ищутся и находятся. Большевизм, радикализм которого не оставляет желать лучшего, забальзамировал Ленина, а из Карла Маркса сделал спасителя. Этот идеал - неискоренимая потребность человеческой души, которая защищает его с тем большим фанатизмом, чем более он неуклюж». Такое толкование соответствует утверждению Фрейда о том, что «слепое и разрушительное преобладание бессмысленных коллективных сил», как выразился Юнг, «уважает силу и мало поддается воздействию доброты, означающей для нее лишь своего рода слабость, требует от своих героев силы, и даже насилия, хочет, чтобы ею владели, чтобы ее подавляли, хочет бояться своего властелина».

Так можно объяснить идею коммунизма, но коммунистическую идеологию в России нельзя. Чтобы ничтоже сумняшеся и сердце не скрепя проповедовать в России коммунизм, нужно утратить нечто большее, чем только разум и память – совесть. Об этом неотъемлемом атрибуте личности будет сказано ниже. Что же касается масштабов доисторического бессердечия человека, здесь нет границы, ниже которой не могла бы деградировать бессознательная единица коллектива. Тому пример - парадигма прожорливых племенных и варварских богов, вместо которой лучше вспомнить Ивана Карамазова, не желавшего принимать и Царствие Небесное, если мать в нём должна будет обнять затравившего её ребёнка собаками помещика. Историческую жестокость человека нужно ещё изрядно сдобрить его современной глупостью, без которой первобытный жрец не стал бы кадить идолу, не просто истреблявшему его народ, а истребившему лучшее в нём, лишив нацию ума в прямом и переносном смысле.

Во всякой высокоразвитой цивилизованной нации есть «небольшой отбор выдающихся людей, который составляет истинное воплощение сил расы... Им и только им мы обязаны прогрессом, сделанным в науках, искусствах, промышленности, словом, во всех отраслях цивилизации», пишет Лебон. По его же словам эту элиту «достаточно уничтожить в каждом поколении, чтобы вычеркнуть этот народ из списка цивилизованных наций» В коммунистической идеологии декапитация России была принципом самого режима, первым условием его установления. Уничтожив цвет нации, интеллигенцию, дворянство, предпринимателей, самых успешных крестьян – кулаков, идеология продолжила своё дурное и гиблое дело репрессиями, не давая ему прорасти.

Что получила революция, истребив цветы и плоды, столетьями взраставшие на культурной ниве России? На это отвечают сами коммунисты, тов. Бухарин, полемизируя с акад. Павловым «о роли навоза» и тов. Троцкий, говоривший: «крестьянство составляет исторический навоз, из которого произрастает рабочий класс». Это не значит, что в СССР в помине не было людей высокоразвитых и культурных, это означает слой, на который шло уравнение, тот уровень земли, с которой всё ровняли. Хороши на этот счёт слова Лебона: «Равенство возможно только на низшей ступени. Чтобы равенство царствовало в мире, нужно было бы понижать все, что составляло ценность известной расы, до уровня того, что в ней есть самого низкого. Поднять интеллектуальный уровень последнего из крестьян до гения какого-нибудь Лавуазье невозможно. Легко уничтожить таких гениев, но их нельзя заменить».

Кстати приведу сказанное тов. Бухариным в ответ акад. Павлову на его «протесты против разрушения культурных и научных ценностей невежественными коммунистами» и «классового приема в ВУЗы». На заявления академика «коммунистическая политика ведет к уничтожению русской культуры» тов. Бухарин отвечал: «Понятно, что с точки зрения «нейтральной» (на деле буржуазной) классовый прием из среды, вообще говоря, менее культурной представляется нелепостью, и если оставаться в рамках такого аспекта, то коммунистов можно и в самом деле счесть за буйных помешанных. Но в том-то и дело, что наша политика основана на определенной предпосылке. Нам нужны такие кадры и постоянное воспроизводство таких кадровых элементов, которые вели бы пролетарскую политику на всех пунктах трудовой шахматной доски. Гарантией такой политики является определенная социально-классовая прививка».

Что собою представляла эта прививка и каковы были её последствия – известно. Показательно, опрично в свете дальнейшего повествования, и такое высказывание Бухарина «Распространяться «о пользе наук и искусств» - в высшей степени наивно. Мы спросим проф. Павлова, нужны ли научные данные, чтобы понять, что дырка в черепе от свинцовой пули не способствует здоровью носителя этого черепа?». Это ли не слова Полиграфа Шарикова «учиться читать совершенно ни к чему, когда мясо и так пахнет за версту»?

Мрачная действительность несостоявшихся фантазий о светлой коммунистической эпохе наступила сразу, с созданной в 1917 году ВЧК, с декрета о Красном терроре «подлежат расстрелу», с Тамбовской Вандеи, с телеграмм Ленина «перережем всех», «сомнительных запереть в концентрационный лагерь» «провести беспощадный террор», «повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 700 заведомых кулаков, богатеев. назначить заложников», «сделать так, чтобы за сотни верст народ видел, трепетал». На письмо Дзержинского о пленных казаках (около миллиона) Ленин ответил резолюцией: «Расстрелять всех до одного».

Не лишним штрихом к картине будут выдержки из протокола межрайонного совещания по вопросу о проведении террора от 1918 года: «Предоставить районам право самостоятельно расстреливать», «Устроить в районах маленькие концентрационные лагеря», «Принять меры, чтобы трупы не попадали в нежелательные руки. В специальном порядке разгрузить тюрьмы от мелких преступников». Не менее красноречив в качестве документа эпохи фрагмент статьи члена, чьё имя безынтересно, коллегии ВЧК в газете «Красный террор»: «Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал словом или делом против Советов. Первый вопрос, который вы должны ему предложить - к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом смысл и сущность красного террора».

Истребление и террор были непременным условием не только установления режима, но его жизнеспособности как таковой. Сколько жизней унесли коллективизация, репрессии, массовые расстрелы вообразить нельзя, но можно, даже нужно, пускай и приблизительно, сказать. Новая власть «реабилитировала» их огульно, в детали цифр не вдаваясь, чем дала новую пищу беспробудным патриотическим снам коммунистов. В конце 90х исчисление жертв сталинских репрессий десятками миллионов (Солженицын называл 66,7 млн, Радзинский и Конквист вплоть до 100 млн) было что называется общепринятым, но уже сегодня падкие на сказки коммунисты тешатся с новой цифрой - 2.369.220 арестованных всего, из них 642.980 расстреляно с 1921 по 1953 гг. Свою очередную иллюзию они приписывают выводам президента комиссии РФ по реабилитации жертв политических репрессий А. Яковлеву, и здесь, как и везде, заблуждаются. Эти цифры вывел некто Земсков, выполняя в 1989 году директиву Политбюро. Да вот какое дело, это только те, совсем немногие, кто был осуждён и расстрелян за меньшевизм или троцкизм, что только и считалось советской властью политикой, а вот основную массу уничтожали просто, списками, а то и без, как казаков, восставших тамбовцев, кулаков, без всякого суда. Да много ещё способов было, голод например, как в Поволжье или обвинение в саботаже. Официальные выводы Яковлева от 2001 г. таковы: «С 1917 по 1945 год в СССР погибло около 62 млн человек, из них 32 млн жертв политических репрессий».

Какой же русский может цепляться за мифологию, изуродовавшую его страну, его народ? Анализируя массовую психологию Лебона, Фрейд подчеркнул различие между двумя видами масс. Первый - наскоро образующиеся недолговечные, объединенные преходящим интересом искусственные массы. Они требуют для своего сохранения внешнего насилия и вождя. Второй вид масс – это естественные, стабильные массы, суть нации. В них заложенные психологические особенности - это национальный характер, ими накопленные моральные и интеллектуальные черты, «синтез мысли тысячи поколений» – душа нации. Сам Лебон также писал о том, что одно дело - душа расы, иное - когда «известное число индивидов одной расы образует толпу», в результате чего появляются новые психологические черты, зачастую противоположные характеру наций. Тогда и происходит «замена сознательной деятельности индивидов бессознательной деятельностью толпы». Коммунизм был идеей иррациональной, массовой, безличной, и он противоречил национальной душевной природе России.

То, что идея коммунизма вообще смогла Россию заразить - катастрофический результат сплочения «эфемерных», по определению Фрейда, масс первого типа. Этим же, искусственностью массы и чужеродностью её идеи национальному складу души объясняется кончина коммунистической идеологии, по историческим меркам скорая. Рассуждая о наличие у всякого народа своего душевного строя, от коего происходят все его чувства, мысли и искусства, Лебон говорил: «Для того, чтобы произвести в них действительные перемены, нужно изменить душу народа». Не боятся убивающих тело, души же не могущих убить, а боятся более тех, кто и душу и тело погубит, учил ещё Матфей.

Что испачкано снаружи, то очищается. Много грязи с трудом, но отчищается тоже. Демосфен сообщает об очищении грязью, которому подвергали посвящаемых в орфические мистерии. Гнилое же изнутри погибает. Коммунизм – идеология гнилая изначально и внутренне. А худое дерево и плоды приносит худые. Не собирают с терновника виноград или с репейника смоквы. Привитое насильно, со временем это ядовитое растение засохло. Его плоды были страшны, но они не губительны, пока гниль не пустит корней в душу, будь то нации или человека. Опять-таки Лебон писал: «Не во власти людей остановить ход идей, когда они уже проникли в душу».

После столь разъяснительных преамбул апологию коммунизма как русской идеологии можно уже без околичностей назвать зловредной. Коммунисты, желая снова окунуть Россию лицом в социалистическую грязь, хотят не только пролить ещё её крови, но изувечить её душу, то есть погубить. Естественно, желать этого могут только те, кто сам увечен душой, кто был идеологически испорчен изнутри, не имев в своё время достаточно сил противостоять тлетворному проникновению массового бессознательного анархизма в собственную душу. Пагубности своих желаний они тоже могут не осознавать, но сути дела это не меняет. Трудно даже сказать, чем всего более коммунисты опасны и вредоносны для России, своими идеями или бессознательностью.

«Что же заставляет человека с отчаянием цепляется за мертвые идеи и мертвых богов?» Почему «некоторые страдавшие галлюцинациями знаменитые творцы подобных миражей» «из глубины своих могил ещё гнут душу масс под иго своих мыслей»? Лебон, из слов которого поставлены эти вопросы, отвечал на них советом «глубже вникнуть в психологию масс», чтобы «понять, до какой степени сильна над ними власть внушенных идей». Речь должна пойти не о революционной толпе, но и не о национальной общности, а о коллективном сознании, точнее, его отсутствии. Иными словами, не о сборище, но об абстрактной совокупности, единство которой, однако, неестественно - о бессознательной душе искусственной массы.

«Какой-либо инстинкт или комплекс представлений концентрирует на себе максимальную сумму психической энергии, посредством чего он принуждает личность служит ему» пишет Юнг, живописуя порабощение массовой бессознательностью личности, которая «настолько притягивается этим энергетическим фокусом, что идентифицирует себя с ним и ей кажется, будто оно вообще ничего другого не желает и ни в чем другом не нуждается. Человек полагает, что он еще совершает волевые акты и выбирает и не замечает, что он уже одержим». Описание, коль скоро шёл уже разговор о Павлове, стоит сравнить с воспоминанием академика о своих лабораторных исследованиях: «Мы совершенно запрещали себе употреблять такие психологические выражения, как «собака догадалась», «захотела», «пожелала» и т. д.» Поскольку есть ещё тоскующие по лабораторным лампочкам Ильича, вернёмся к психологам, в частности, к Юнгу.

«Так возникает мания, мономания, или одержимость, сильнейшая односторонность, грозящая тяжелейшим образом нарушить психическое равновесие. Без сомнения, в способности к такой односторонности кроется тайна определенных успехов, почему её и стремится усердно культивировать». В подтверждение достаточно вспомнить положение Маркса «теория становится силой, если она овладевает массами».

Эти массы, от латинских слов «куча» и «кусок», недурно описывал Троцкий в труде «Терроризм и коммунизм»: «рассматривать население всей страны как резервуар рабочей силы, квалифицированной, элементарно-обученной, полуобученной, сырой, чернорабочей». Поскольку же «человек есть довольно ленивое животное», «чрезвычайно большую роль будет играть принуждения во всех его видах». Трудно не вспомнить здесь профессора Преображенского «Террором ничего поделать нельзя с животным, на какой бы ступени развития оно ни стояло».

Стремление коммунистов назад к описанному Троцким с позволения сказать скотскому состоянию Юнг объясняет сужением масштабов личности «пока, наконец, она не исчезает, становясь неотличимой от социальности и поступаясь из-за этого собственной целостностью, и взамен растворяется в целостности группы. Место внутреннего голоса заступает голос социальной группы и ее конвенций, а место предназначения - коллективные потребности».

Какое лекарство предлагает великий психоаналитик тем, кто, по его словам, «идентифицируется с коллективной душой — или, выражаясь языком мифа, позволяет чудовищу сожрать себя, — и исчезает в ней»? «Пациент должен научиться различать, что есть «Я» и что есть коллективная психика. Тем самым он получает материал, с которым ему, начиная с этого момента, еще долго предстоит разбираться. Его энергия, которая раньше была заключена в негодных, патологических формах, найдёт теперь свою, подобающую ей сферу»

Процесс труден, может быть болезнен, но «победа над коллективной душой только и приносит справедливое возмещение за риск», в противном случае, как предупреждает Юнг, «регрессия продолжается». В том же, что «жизнь, должна быть чем-то большим, чем только лишь резиньяция и тоскливая оглядка назад» с швейцарским психологом трудно не согласится.

«Пассивно мазохистическая установка» (выражение Фрейда) коммунистов выражается в идее. У неё также есть своя нечистая история, природа и причины. По мнению Фрейда мы «недостаточно оценили значение вождя для психологии масс, в то время как он выбирает его первым объектом исследования». Если так, помянем подобающим ему словом Сталина. Суть мыслей Фрейда в этом отношении «укладывается без остатка в формулу: вождь занял место «Я»-идеала». По Фрейду «Я-идеал» - это функция моральной совести и испытания реальности. «Когда человек приносит вождю в жертву свое «Я» (эта жертва ничем не отличается от сублимированной жертвы ради абстрактной идеи), целиком отпадают принадлежащие «Я»-идеалу функции. Молчит критика, нет места для совести во всем том, что совершается».

Таким образом, согласно изысканиям Фрейда Советская республика, кою Бухарин называл «громадной организацией масс», есть не что иное как множество индивидов, поставивших первобытного отца на место своей совести и идентифицировавшихся друг с другом вследствие того, что вождь владеет их человеческим «Я». «Исчезает то, что мы назвали индивидуальностью, индивид отказывается от своего идеала и заменяет его массовым идеалом, воплощающимся в вожде». Прибегая снова к исследованиям Юнга, о коммунистах можно сказать, что они «наслаждаются архаизмом и инфантилизмом своих бессознательных фантазий без ущерба для себя, ибо вся ответственность перекладывается на Мастера. Естественно, они всегда держатся вместе, но не из любви, а в результате вполне понятного намерения без усилий поддерживать собственную убежденность в правоте учения путем создания атмосферы коллективного согласия».

СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ - ОПЕКУН, УБИВШИЙ НАСТОЯЩИХ ОТЦОВ И МАТЕРЕЙ У РУССКОГО НАРОДА.

Природа коммунистической идеи, то есть, как называл её Лебон «химерическое понятие о равенстве людей», по мнению Фрейда «не скрывает своего происхождения из первоначальной зависти. Понимать её надо шире, чем только экспроприация материальных благ. Фрейд говорит о зависти душевной. Равномерное распределение несуществующей любви приёмного отца народов между насильно им усыновлёнными детьми – не только иллюзия, говорит Фрейд, но психическая нужда. На примере коммунистов видно, настолько бессознательна и интенсивна может быть нужда, в которой они забывают, что опекун убил настоящих отцов и матерей.

Помимо материальной и душевной, есть зависть духовная. Наверняка не напрасно все теории духовных эволюций от ведической эпохи, пифагорейства, платонизма, гностицизма, буддизма, Каббалы и даже христианства с его мерами таланта учили о закономерном неравенстве духовного потенциала людей. Но если Пифагор кажущуюся несправедливость человеческих условий понимал как следствие различных ступеней достигнутого ими духовного развития и считал таковую отражением законов вселенной, то коммунисты, не желая веками развивать своё сознание посредством волевых усилий и творческой деятельности духа, решили изменить космические законы и уничтожить духовную пропасть между людьми по-своему, водворив на земле небесное царство нищих духом. Им бы, говорил Платонов «не Советскую власть, а всю природу учреждать надо, они б её ловко обдумали».

Лебон считал, что «Высшие расы отличаются от низших разнообразием входящих в их недра элементов. У низших рас все индивиды… вполне представляют собой картину того равенства, о котором мечтают современные социалисты». Если «индивиды высших рас стремятся дифференцироваться», а коммунисты тяготеют к тому, что Фрейд именовал первобытной ордой, то в терминах теории Лебона это можно объяснить только их страданием от галлюцинаций. Иначе снова появляется повод задуматься о том, могут ли они принадлежать к этой, высшей расе.

Советская идеология, говорил тов. Сталин, «назвала себя Российской (а не русской). Этим она хотела нам показать, что она примет все меры для уничтожения национальных перегородок» («Пролетариатис Брдзола»). О «мистическом «национальном духе» Сталин говорил ещё конкретнее: «что такое этот «национальный дух и его свойства»? Наука устами диалектического материализма давно доказала, что никакого «национального духа» не существует и существовать не может… а всякая защита того, что не существует… неизбежно повлечет за собой соответствующие исторические (нежелательные) последствия». «Если мы будем следовать по этому пути, то рано или поздно вынуждены будем заключить, что армянский пролетарий и армянский буржуа составляют один «народ», одну неделимую «нацию». Тогда «измельчает классовое сознание пролетариата». Иного самосознания у него не было. «Прошло то время, когда смело провозглашали: «единая и неделимая Россия». Теперь и ребенок знает, что «единой и неделимой» России не существует, что она давно разделилась на два противоположных класса». «Такова», заключает Сталин «вкратце общая физиономия нашей партии».

Говорить о советском обществе сил больше нет. Да и что о нём сказать, если не слова Томаса Манна «о сумме слагаемых, где каждое – ничто, едва ли можно говорить всерьёз». Коммунистам вышесказанное следует понимать так, как это понимал Юнг, то есть намерением «испытать теории, раскрыв пациенту глаза на то, насколько инфантильны, невозможны и абсурдны» его идеи. Возможно, Юнг прав, и «в конце концов он одумается и снова возьмется за ум». Но это маловероятно, учитывая, что таким товарищам, как Бухарин «прямо претит повторение «вечных истин». Куда более вероятно то, что для остальных, а именно, сознательных личностей высокоразвитой российской нации стало понятно, почему «русский коммунист» с точки зрения филологии - это оксюморон, как словосочетание «доброе зло», в психологическом аспекте – это враг самому себе». Ну да Бог с ними пусть поклоняются, чему хотят, хоть хану Батыю, но не надо кощунствовать, уважайте память 30 миллионов русских уничтоженных советским коммунизмом, не называйте себя русскими.
 

 Доктор - 19.10.2009 10:54
 Opera/9.10 (Windows NT 5.1; U; MRA 5.5 (build 02790); ru)

На телеканале «Россия» идёт давно заявленная премьера сериала «Исаев». Юный советский разведчик Владимиров-Исаев, он же будущий Исаев-Штирлиц, противостоит «гидре контрреволюции», не позволяя грабить разрушенную республику. Национализированные драгоценности должны пойти на спасение голодающих, а не на тёмные дела белоэмигрантов. Вражеские разведки и внутренние враги-расхитители получат по рукам. Критики пока что, главным образом, указывают на исторические ляпсусы фильма и на его слабину в сравнении с предыдущей работой постановщика Сергея Урсуляка – с нашумевшим сериалом «Ликвидация». Но дело, на мой взгляд, и дело прискорбное состоит не в том, что снят очередной костюмный детектив с несообразными эпохе словечками и вещами, а в том, что с экранов к нам «входит череп Командора». Как любят выражаться криминальные журналисты, «круг замкнулся». Если раньше через отрицание Сталина, МГБ, НКВД и ГПУ наше общество пришло к отрицанию Ленина и ЧК, то теперь, через и вправду неоднозначных смершевцев, через «гламурный НКВД» всяческих «Александровских садов», через «Сталин-live» мы вернулись к дивному чекисту Глебу Бокию, верному соратнику рыцаря революции Железного Феликса.

Зачем же было вновь экранизировать роман Юлиана Семёнова «Бриллианты для диктатуры пролетариата», по отношению к «Семнадцати мгновениям» написанный задним числом и давно забытый, как и первая постановка по нему? Чтобы второму каналу посоперничать с первым, дав ответ на громкого «Адмирала»? У вас – неизвестный широкой массе Колчак, у нас – мало-известный юный Штирлиц. Но фильм-то получается о Штирлице, который вместе с Бокием (конспиратором и шифровальщиком, а в жизни по совместительству – извращенцем и палачом) только что прикончил колчаковское сопротивление в Сибири и теперь (под началом этого многостороннего человека) борется с белой эмиграцией в Эстонии. Однако пойдём по порядку. На вопрос «зачем чёрт дёрнул?» можно отвечать на многих листах (сам режиссёр уже объяснил, что это произошло случайно). А формально ответить на вопрос «зачем?» нетрудно: есть горячая потребность продолжить национальное бытие в развитии национального эпоса, есть успешный киноколлектив, подвизающийся на создании новых героев, есть и народный герой Штирлиц.

Только вот новый Штирлиц, если призадуматься над его карьерой, ока-зался таков, что уповать остаётся на провал «Исаева». «Ликвидация» – фильм несколько затянутый, но захватывающий и талантливый (о морально-идейной стороне дела поговорим ниже). «Исаев» – фильм, снятый талантливым режиссёром «Ликвидации», с актёрами, что известны сами по себе и как исполнители ролей в ней же. Именно за счёт эффекта узнавания новый фильм особенно притягивает (и лучше бы этого незаслуженного притяжения вовсе не было).

Признаться, обещанный блокбастер превращается в обычный «иронический» детектив, где цинизм действия оттенён цинизмом шуток. Зритель ждёт: кто ещё повесится в клозете, кого ещё ударят кастрюлей по голове. Не скажу про исполнителей первых ролей, но вот Сергей Маковецкий, в «Ликвидации» блистательный, заставляющий зрителя не только хохотать, но и плакать, в «Исаеве» просто жалок – не герой Маковецкого, истеричный писатель, а сам актёр. Ему бы применить силы к какой-нибудь серьёзной картине из той эпохи, сыграть пошляка-мародёра в «Невзорове» или создать по-настоящему трагической образ, не теряющийся в размашистой «Гибели империи», – но признанный актёр зачем-то глумится над интеллигентами-эмигрантами.

Получилась этакая современная версия «Короны Российской империи», где белых выставляют оранжевыми, а красных – белыми и пушистыми. Что ещё хуже, если создатели «Короны» и ей подобных фильмов играли, в общем, абстрактными для зрителя образами «наших» и «гадов» (и нередко посмеивались над этой предписанной оппозицией), то нынешняя «Песня о Бокии» бьёт в воспалённый нерв. Публика невольно отождествляет «молодую советскую республику» с нынешней обиженной и неустроенной Россией. Всё как будто узнаваемо. Россия – мрачная, дикая, чёрно-белая. Это тяготеет над ней то ли разруха недавней смуты, то ли «тяжёлое наследие старого режима» (каждый волен выбрать бóльшее зло из двух). По границам щетинятся «маленькие, но гордые республики» – отложенцы-лимитрофы, где базируются озлобленные эмигранты и штаб-квартиры иностранных разведок. (Что особо напрягает, главный неприятель Исаева, герой Михаила Пореченкова граф Воронцов – одно лицо с монструозным фашистом Кречетовым из «Ликвидации»). Внутри страны безобразничают изворовавшиеся чинуши, безграмотные и толстомордые, наглые до помрачения рассудка. Даже полпредство РСФСР в Таллине названо «посольством России» (тут бы вспомнить настоящих «послов Советского Союза» той поры – Войкова, Коллонтай, Воровского, увековеченного в статуе по прозвищу «Ша, дипломат идёт!»). Доблестные чекисты-дзержинцы сражаются с коррупцией и вражескими происками, защищая ценности, нужные не то для спасения страны от голода, не то для нанотехнологического прорыва. Как может догадаться сегодняшний зритель, чекистам, Бокию со Штирлицем, трудно, ибо нет ещё Сталина, который навёл бы ужас на зарвавшихся мироедов и покончил бы с гадючьими гнёздами в ближнем зарубежье. А что Сталин, в конце концов, расстреляет Бокия (в жизни) и посадит Штирлица (в романе) – так это совсем другая история.

Независимо от художественного уровня и от исторической достоверности семёновских романов об Исаеве, известность и общественная значимость оных – поросшее быльём ничто в сравнении с единственным фильмом, снятым Татьяной Лиозновой по «Семнадцати мгновениям весны». За ключевое участие в сотворении кино-Штирлица Юлиан Семёнов, конечно, заслуживает всяческих посмертных почестей и внимания к своему творчеству.

Однако нельзя не понимать: любимый писатель андроповского КГБ Юлиан Семёнов – мифотворец особой породы, что кристаллизовалась в застывающей лаве затяжной русской революции. В 60-80-е годы этот сорт людей, россокоммунистов, неосменовеховцев, по мере цензурных возможностей и собственного разумения пособил стране хоть как-то выбраться из гущи ленинско-сталинского морока. В данном случае я говорю не о конкретных глубинных убеждениях того или иного писателя, режиссёра и т. д., но о том, что в открытом творчестве тогдашних деятелей культуры, если они были хоть сколь-нибудь разумны и талантливы, тема Родины перебивала тему, обозначенную в советском гербе: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Тогдашний красный патриотизм был сродни добродетельному язычеству. Язычник не поклоняется Молоху – уже добро. Ныне же тот красный патриотизм, выросший из сорокалетнего страха и полувекового вранья, замешанный на мифах о благородных «нормах» Ленина и Дзержинского – не просто шаг назад, а шаг в пропасть. Можно жить горбатым, сухоруким или колченогим, но пришить назад отсохший и отпавший член – затея самоубийственная. Кончится она гангреной.

Года четыре назад некий красноватый критик в «Литературной газете» сетовал, что теперь-де в каждом фильме действует положительный жандарм или безукоризненный царский полицейский, это-де оскорбляет немалую часть общества, а мы-де за правдоискательством уже лишились половины страны… (Правда, критик упускал из внимания, что телевизионные «царские сатрапы» охраняют общественный мир по большей части от одержимых, кои в советское время считались не героями, а провокаторами и авантюристами). Как ни странно, с этим автором сегодня соглашаются люди, считающие себя белыми: мол, есть уже довольно белой правды, давайте же ради гражданского согласия дадим слово красным!

Но не к согласию ведут такие проекты, как «Исаев», а к подлинной шизофрении – к расщеплению гражданского сознания, и без того не умеющего понять, что же такое страшное произошло с Россией без малого век назад и в чём таком неуютном мы живём по сию пору. Говорят: «Пускай по первому каналу идёт «Адмирал», белая правда, а по второму – «Исаев», красная правда». В Америке, мол, тоже бытует одновременно и правда Севера, и правда Юга. Да, миф северян (довольно лохматый от восторженного вранья) худо-бедно складывается с мифом южан в общеамериканскую правду. Однако неидеально высказанная белая правда «Адмирала» и «Гибели империи» не может сложиться с «красной правдой» «Исаева» или какой-нибудь «Волчьей крови».

Ибо «красной правды» нет. Есть мифология о революции и гражданской войне, созданная по большей части в не очень давнее, послесталинское время людьми, лепившими по романтическим канонам да с современной им натуры ту эпоху – полузабытую, безумно далёкую из-за гибели и раздавленности свидетелей. Не красных и белых рисовали создатели сей мифологии, а замечательных «наших» и отвратительных «не наших». Но натянутый на Россию красный Тришкин кафтан разлезся по швам.

Белая правда, неровная, трудная – это готовность бороться за Россию, полудикую, полубезбожную, ослеплённую глупостью, разъеденную предательством, где просвещённые хуже неграмотных, но за свою, за Родину, беззащитную перед разгулявшейся смутой и интернациональными лицемерами. Эта решительная убеждённость и сегодня отчаянно нам нужна.

«Красная правда» образца «незабываемого 1919-го» очень далека от правды Штирлица 1945 года и даже от правды Исаева, посланного в 1927 году в Германию. Далека она и от сменовеховского самообмана, коим несколько поколений русских людей примиряло себя с советской действительностью.

В части о приключениях Исаева-Штирлица за границей эпопея Юлиана Семёнова – фантастика, fiction, в том смысле, что повествует о вымышленных событиях, происходивших, в общем, в реальном мире. Похождения Владимирова-Исаева в Советской России – это ненаучная фантастика, non-science fiction, основанная на советском мифе о прекрасных большевиках-освободителях. Подобный Исаеву интеллигентный молодой человек мог в 20-30-е годы попасть на работу в советскую разведку. Однако сознательно выступать на стороне большевиков во время Гражданской войны в Сибири мог разве что Тухачевский. Двадцатилетний будущий Штирлиц мог вмешаться в дело против «отморозка» Унгерна, но не стал бы заместителем «отморозка» Бокия.

Да, народ и в 20-е годы уважал Красную Армию, но как армию, а не как красную; считал Советскую Россию своей страной, но «советы» (понимаем: партию) худо-бедно признавал из-за России, а не Россию из-за «советов». «Красная правда» революции и гражданской войны – это вылепленная много позже парафиновая масочка на большевистское мурло, вымазанное кровью несметных жертв. И ныне, при нашей застарелой неустроенности и угрожающей мировой расшатанности, правда может быть одной лишь белой: любовь к России, такой, как она есть, борьба за устроение в ней и против любой скверны, ей угрожающей. На новый самообман нет ни сил, ни времени.

Подобные «Исаеву» проекты усугубляют расщепление в обществе и в отдельных мозгах. Чего бы ни желали создатели сериала, у них получилась ещё одна провокация против шаткого гражданского единства. Вспомним, как в первые годы наступившего века обозначилось патриотическое согласие большинства россиян. Из претендентов на роль спасителей потерянного народа коммунисты и нигилисты превратились в маргиналов, мало кому интересных. Однако, словно разъяряемы вхождением жизни в колею, всяческие бесы принялись терзать хрупкое, чуть намеченное самосознание нации. Происхождение циничного гламура от облезлого нигилизма – тема для отдельного разговора. Патриотическое же ощущение постоянно проверяется на прочность новыми и новыми провокациями, то красными, то оранжевыми.

Совсем недавно патриотическое большинство состояло из немногих сознательных «белых» и большего числа людей, сохранявших некоторую красноту взглядов. Эти последние, воспитанные в советской вере, наследники вынужденных сменовеховцев, уже отвергли большевистское изуверство и застойное отупение, но ещё не признали окончательно коммунистическое завоевание России беззаконным, а советскую власть – не своей, не русской, а захватнической, как какую-нибудь монгольскую династию, терроризировавшую Китай. Оно понятно: в отличие от истерических кричалок нигилиста-русоненавистника, воззрение сознательного патриота на Россию вырабатывается в сложнейшем умственном труде; оный непомерно отягчён не только длительностью и всеохватностью большевистского засилья, но и возмущением, что вызвано вчерашним нигилистическим надругательством над страной и всё длящимися безобразиями. Теперь же общество, почти пришедшее к идейному согласию, разбивается, удар за ударом, провокационными выходками, невольными или злонамеренными. Уже в самых нехитрых и беззлобных вопросах и «новые белые», и «почти не красные» слышат одно и то же глумливое: «Ты за Сталина или за Гитлера?» Гнев – плохой советчик, и разъярённые «розовые» краснеют, а рассвирепевшие «белые» шарахаются на грязные обочины, приобретая самые непотребные цвета. Одни, считая себя белы-ми, готовы встать на сторону какого-нибудь горячечного интернет-движения «Евреи за Гитлера»; другие, считая себя русскими, готовы вступаться за Джугашвили и Дзержинского.

Предыдущий криминальный сериал Сергея Урсуляка – созданная во многом теми же людьми «Ликвидация» получилась, пожалуй, со всех сторон качественнее. Но к создателям фильма возникало несколько вопросов идейного характера. Слишком уж хладнокровное отношение авторов к насилию можно тем оправдать, что речь идёт о событиях куда более масштабных, чем в старом «Месте встрече...», часто сопоставлявшемся с «Ликвидацией». Ведь в Одессе 1946 года подполковник угрозыска Гоцман и военные контрразведчики противостоят и воровскому террору, и вылазкам вчерашних коллаборационистов. Тем не менее, показанная в фильме Урсуляка свирепая чрезвычайщина одесских властей во главе с маршалом Жуковым производит двойственное впечатление; кажется, будто авторы не столько хотели показать непривлекательную правду того времени, сколько просто действовали по сегодняшней установке: «наши» могут себе позволить «беспредел».

Главное же, что в «Ликвидации» «наши» нарисованы отлично, а вот главный враг то ли фантастичен, то ли не выписан до конца. Гоцману противостоит «оборотень в погонах», бывший гитлеровский диверсант Кречетов, наладивший связи с бандеровцами и западными спецслужбами и готовый спровоцировать украинское подполье на безнадёжный захват Одессы, лишь бы дать пример антибольшевистского сопротивления. В фильме, пожалуй, не даны толком ни предыстория Кречетова и работающих с ним русских переметчиков, ни взгляды их во всём безумстве и безнадёжности. Кречетов правдоподобно показан чудовищем, но таких чудовищ порождает любая война, любое острое общественное противостояние. Тут всё же случай особой остро-ты, и если уж ставить зрителя перед конфликтом такого накала, запредельно-го и для героев и для зрителя, то не следует искушать последнего недоговорённостями. Заводя речь о трагедии революции и войны, не надо бояться быть дидактичным. Покуда сложная система оценок не проставлена, лучше не пускать дело на самотёк. Да, зритель отнюдь не глуп. Но и конфликт отнюдь не прост. И общественная значимость его осмысления не прощает упущений.

Найди авторы способ с равной доходчивостью доказать, что Кречетов (как, допустим, и солженицынский дипломат Володин) взялся бороться за несомненно правое дело методом несомненно низким, бесплодным и гибельным – такое представление трагедии было бы удачей. Но даже к такой творческой удаче наше общество ещё не готово. Революция, сталинизм, Победа – в отношении к этим вопросам убийственный сумбур в общественном мнении лишь нарастает. Образы, подобные Кречетову и даже Володину, только запутывают общество. Но сюжет «Круга первого» довольно просто истолковать, представив всех героев жертвами кошмарной системы (неправы и жалки и Володин, и марксист Рубин, и ставший тюремщиком инженер Яконов; жалок и сам Сталин – тоже заключённый в своей полуземшарной тюрьме).

Авантюрная же «Ликвидация» – произведение неизбежно более популярное, чем разрекламированная работа Глеба Панфилова по «Кругу». Получается, что в фильме, рассчитанном на широчайшую зрительскую массу, акценты расставить ещё сложнее, чем в истории с изменой Володина. Из «Лик-видации» для этой самой зрительской массы следует, что сталинские спец-службы – это непогрешимые «наши», а любой, кто говорит о деле борьбы против большевизма, есть агент ЦРУ, фашист, бандеровец, кровавый маньяк. Важнейшие детали в детективный формат опять не поместились. (Можно вспомнить, что тему истоков переметничества пытался ещё накануне пере-стройки затронуть сам Юлиан Семёнов в сценарии «Противостояние», но цензура-редактура потребовала упростить и сократить: не наши – значит, моральные уроды, и вся недолга). Теперь мы видим, на какой путь недомыслие и недоговорки «Ликвидации» привели Сергея Урсуляка и его группу. Весёлого тут мало – и для чести кинематографистов, и для общественного рассудка.

Согласно еженедельнику «Антенна» (19-25 октября с. г.), исполнитель роли Исаева Даниил Страхов, полагающий, что сценарист обоих фильмов Алексей Поярков «расширил и углубил» сюжет «Бриллиантов», так описывает своё отношение к сверхзадаче новой постановки: «…Выкинута вся идеология и усилено то, что автор пытался сказать между строк. …И получилась история даже не про Исаева как такового, а про время, в котором он жил, показанное его глазами в том числе. 20-е годы ХХ века, где нет правых и виноватых, история про потерянных людей – в общем-то про нас с вами».

Может, хватит, наконец, теряться? Сколько десятилетий можно сидеть между стульями, пока не разъедутся? Это после террора 1917-1921 годов не было правых и виноватых? Да, советский эксперимент начинался исключительной гнусностью и продолжался непроходимой глупостью – иначе не развалилось бы всё с такой быстротой и с таким смрадом. К чему панихида по красным опричникам? Одной «Гренады» хватит самым невинным. Россия-то никуда не делась. Все подлинные народные достижения остаются при ней. А чтобы не было стыдно, что многое – хоть то же кино – сегодня хуже, чем при очередях и стукачах, нужно излечить Россию от синдрома «бывшей РСФСР». Апатия, а за нею хищничество сразу же убудут. Только упиваясь лживым «до-вольно миленьким ретро» этого не сделать – застарелую простуду сквозняком не вылечишь.

Многие сочли, что роман Юлиана Семёнова об эстонских похождениях юного Исаева страх как переделан в угоду «демократической» конъюнктуре – книжные белогвардейцы были гораздо гаже. Что ж, и в экранизациях романов Б.Акунина антирусской чернухи куда меньше, чем в оригиналах, но тем хуже: зрители, не понимая, что в этих «патриотических» детективах не так, понемногу глотают отраву про русских недоумков и «проклятую Россию», а там уж тянутся за книжным наркотиком более высокой пробы. (Хотя Ю.Семёнов – по многим статьям не чета Б.Акунину, пишущему гадости при полной свободе от драконов и бургомистров). Однако нынешние воскресители Бокия набезобразили вне зависимости от соотношения фильма с семёновскими текстами. Белогвардейцев и так достаточно изображали не столько мерзкими, сколько «трагически заблуждающимися», а слабый сериал по «Бриллиантам» ложится, конечно же, не в рассыпанный пазл советского эпоса о «комиссарах в пыльных шлемах». «Исаев» актуален, ибо связует народного героя Штирлица с теперешним «гламурным сталинизмом».

Можно ожидать, что следом за выходом «Исаева» на книжных развалах появятся замшелые чекистские романы в глянцевых обложках. Читайте, дети, и принимайте за чистую монету!

Или не станем трогать затянутую андроповскую эпопею (с мрачным перестроечным эпилогом на Лубянке), а придумаем две-три актуальные зубодробительные истории про гламурного чекиста Исаева.

Исаев предотвращает заговор Тухачевского и спасает Сталина (попутно посрамив юного Джеймса Бонда).

Исаев, задружившись с Мегрэ, ликвидирует гадкий белоэмигрантский центр в Париже. Миллеру и Врангелю не помогла даже помощь архизлодея Фантомаса. Шкуро в бессильной злобе телеграфирует из Берлина: «I'll be back!» Восхищённый Деникин жмёт Исаеву чистую руку и произносит комплимент, склеенный из нужных мест М.А.Булгакова и А.Н.Толстого.

Исаев, на недельку вернувшись в Россию, раскрывает Тайну Тамплиеров и разоблачает какую-нибудь Промпартию (мимоходом показаны прелестные коллективизаторы, бьющиеся с мерзким кулачьём).

Можно снять и приквел приквела: красный разведчик Владимиров против верховного правителя России, агента Госдепа и мирового масонства Колчака – блокбастер «Штирлиц против адмирала». Для членов патриотических молодёжных организаций вход бесплатный – пускай учатся бороться со вла-совцами.

Не смешно? Зато уж недалеко от реальности.

Разумеется, я не верю, что выстраданный Россией начаточный душевный порядок, словно фронт в 19-м году, рухнет от одного-единственного сериала, не слишком удачного с художественной точки зрения и не столь уж кошмарного с идейной. Можно снять удачнее и хуже. Однако сделан ещё один шаг назад. Немалые усилия затрачены не на созидание, а на усугубление раз-рухи. Как бы спросили герои «Ликвидации» – «оно нам надо?»
 

 Туземец - 19.10.2009 19:59
 Mozilla/4.0 (compatible; MSIE 8.0; Windows NT 5.1; Trident/4.0; MRA 4.6 (build 01425); InfoPath.2; .NET CLR 2.0.50727; .NET CLR 3.0.4506.2152; .NET CL

Если бы русские создали комиссию по инвентаризации и оценке своих потерь, понесенных в результате Октября, подобную созданной евреями комиссии по оценке материальных потерь от Холокоста, то даже суперэгоистичный, вечно глухой к нашей боли западный мир содрогнулся бы от таких сведений...

Русского золота и художественных ценностей, накопленных веками, жалко до слез. Но деньги, а с ними и ценности - дело наживное. Многое еще не поздно и отсудить у мирового сообщества, если делать это с умом и настойчиво, как евреи.

А вот людей, потерянных Россией, - не вернуть.

Как не вернуть и элитного генофонда.

Сколько драгоценных и славных русских родов пресеклось или деградировало навсегда в нашем веке!

Эта потеря непоправима.

Боль от нее - неизлечима.

Грех ее виновников - неискупим.

Для чего я говорю обо всем этом?

Для того, чтобы напомнить о том, что принесло нам, русским, вмешательство евреев в нашу историю и политику на первом роковом переломе.

ЕВРЕИ сегодня уже не пытаются отрицать очевидное: роль своих идеологов, своих политических и военно-чекистских деятелей в революции и становлении Советской власти.

Они теперь говорят так: активное участие во всех этих событиях приняло-де не более 2,5 процентов всех российских евреев. Да, последствия этого вмешательства были ужасны, но можно ли возлагать ответственность за это на весь еврейский народ, который просто себе жил, хотел быть счастливым, боролся за место под солнцем?

Как выясняется - да, можно.

Именно этому вопросу была посвящена моя статья "Две интеллигенции", опубликованная в газетах "Дуэль" и "Завтра" в 1996 году. Изложу ее суть в новой редакции.

Необходимость устранения прогнившего монархического строя в России понимали, чувствовали все: ни один класс, ни одно сословие не может снять с себя ответственности за это... "С прошлым надо покончить", - таков был общий вердикт.

Но вот что касается будущего - здесь расхождения в приоритетах и установках были очень велики.

Как известно, верх взяли левые партии, главным образом социалисты - эсеры, большевики, меньшевики, бундовцы. Не секрет, что руководство всех этих партий было, по преимуществу, нерусским. Особенно велико было участие евреев.

По мере того, как историческая перспектива "оседлывалась" большевиками, а власть концентрировалась в их руках, революционное еврейство все сильнее устремлялось именно в эту партию и тоже в ней концентрировалось.

В августе 1917 года на VI съезде РСДРП(б) в нее вступила всем составом Междурайонная организация РСДПР (группировка Троцкого), в своем большинстве состоявшая из евреев.

В январе 1918 г. по инициативе Ленина был создан временный комиссариат (с 1921 г. - отдел) по еврейским делам Наркомнаца и еврейские коммунистические секции РКП(б).

В марте 1921 г. на 13-й конференции в Минске решение об официальном вступлении в РКП(б) принял Бунд.

В декабре 1922 г. аналогичное решение приняла партия "рабочего сионизма" Поалей Цион (Еврейская Коммунистическая партия).

Таковы неоспоримые исторические факты.

Почему так получилось?

Не в последнюю очередь потому, что русская интеллигенция в большинстве своем не хотела быть заодно с социалистами, предпочитая партию кадетов и другие, менее значительные, но противостоящие большевикам организации.

Ленин, в котором русской крови не было ни одной капли, не случайно терпеть не мог интеллигенцию и не уставал подчеркивать ее буржуазность, враждебность пролетарскому делу и неперевоспитуемость: он, в отличие от современных невежд, ругателей интеллигенции, твердо знал по опыту, что русская интеллигенция в целом - не опора для социалистической революции, для Советской власти. Если в раннем социалистическом движении она порой и принимала участие, то после 1905 г. от него отшатнулась, массами перебегая к Милюкову и Компании. С некоторым опозданием эту тенденцию выразили знаменитые "Вехи", обозванные Лениным "энциклопедией буржуазного ренегатства". А уж после Февральской революции, свершившей все, что с точки зрения русского интеллигента следовало свершить, разрыв стал необратим. Свидетельствуют итоговые документы VI съезда РСДРП: "Отлив интеллигенции из рядов пролетарской партии, начавшийся в 1905 г., стал массовым после Февральской революции, когда классовое содержание деятельности нашей партии неизбежно определило отношение к ней непролетарских элементов".

У русской интеллигенции, которую я уподоблю тонкой оболочке, покрывавшей кипящую магму народной стихии (напомню, что в тогдашней России на одного человека умственного труда приходилось более тридцати человек труда физического), просто не могло хватить сил, чтобы удержать завоевания Февраля. Несмотря на ее героические усилия в белой армии и кадетском подполье, русская интеллигенция была наголову разбита народными массами, потерпела сокрушительное историческое поражение. Революционная "магма", прорвав интеллигентскую "оболочку", выплеснулась наружу и затопила Россию. Но поражение интеллигенции обернулось русским национальным поражением.

Сегодня ясно видно, что революция была не только социальным феноменом. И что гражданская война не была лишь войной русских низших сословий против русских высших сословий. Нет, это была в равной мере национальная революция и национальная война, направленные против русского народа как имперского этноса, народа-гегемона, и против его элиты как выразительницы доминирующей культуры, доминирующей традиции. Русофобская политика первых десятилетий Советской власти подтверждает этот тезис самым убедительнейшим образом.

Возглавляли антирусскую революцию и антирусскую гражданскую войну - евреи.

Об этом нельзя забывать !!!!!!!!!!
 

 Туземец - 19.10.2009 20:10
 Mozilla/4.0 (compatible; MSIE 8.0; Windows NT 5.1; Trident/4.0; MRA 4.6 (build 01425); InfoPath.2; .NET CLR 2.0.50727; .NET CLR 3.0.4506.2152; .NET CL

О "ядерном распаде" общества и морально-политической "бомбе"



МЕЖДУ ТЕМ, вопросы только еще начинаются.

Как нужно строить искусственное общество и каков – хоть в самых общих чертах – его проект? Авторы чертят этот проект на песке.

Что такое "открытое общество"?

Как выяснилось, даже Поппер, автор термина, - сам этого не знал.

В упомянутой статье "Большевики из Открытого Общества" я отмечал, обращаясь к Рацу: "Утвердить ОО в России – любым способом и поскорее! – Вы считаете необходимым. Вас не смущает, что эта модель, которая кажется Вам благой и абсолютно предпочтительной, многим может показаться не только не таковой, но и прямо гибельной для России... Дайте хоть взглянуть одним глазком: что же это за чудо такое – ОО? Вам не удалось представить нам эту ослепительную утопию в сколько-нибудь конкретном виде. Что и неудивительно; как признаете Вы сами: "Ни Поппер, ни его последователи не построили понятия открытого общества, не дали его более или менее ясной онтологической картины". Таким образом, Ваш призыв в точности подобен известному императиву: "Пойди туда, не знаю куда".

Позднее оказалось, что рацы-ойзерманы вкладывают в расплывчатую попперовскую мечту об этом земном рае собственные вполне конкретные представления. Они выражаются краткой формулой, за которой четко просматривается в предельно вульгаризированном, лубочном виде фасад современного Запада: "сочетание рыночного хозяйства, гражданского общества и правового государства" (15).

Строить это сочетание надо и нам во что бы то ни стало. Раздел 4 так и называется "Формирование открытого общества". Зачем? Затем, что они считают это "первоочередной задачей", "необходимым условием развития" (15). Но как же раньше народы развивались-то? Или – не развивались?

Итак, по основному пункту программы – "взгляд и нечто", как говорил Белинский.

ЗАТО по вопросу, что такое "гражданское общество" - главная составная часть их идеала - они охотно и пространно умозрительствуют:

"Гражданское общество – сложная самоорганизующаяся система, "молекулами" которой служат самодеятельные законопослушные граждане. Ведущий в современной России процесс индивидуализации граждан является необходимым, но недостаточным условием становления гражданского общества. Достаточным оказывается образование особых структур гражданского общества, к числу которых относятся региональные, профессиональные (в т.ч. профсоюзные) и политические объединения граждан, формирующиеся в процессе их самоопределения, групповой идентификации и соорганизации. Сюда же относятся структуры местного, в т.ч. муниципального самоуправления, разнообразные общественные объединения и клубы.

Принципиально важно, что именно гражданское общество является гарантом свободы, демократии и справедливости, поддерживаемых посредством правового государства, которое может существовать только в паре с гражданским обществом, в качестве его органа: особого средства удержания целостности общества и страны как территориального, культурного, хозяйственного и пр. единства" (15).

Ясно, что в таком обществе "индивидуализированных граждан", "самодеятельных законопослушных граждан" (то есть: в предельно атомизированном обществе) растворяется, исчезает вообще всякая естественная общность: раса, нация, класс, сословие, корпорация. Остаются лишь "атомы вещества", но исчезает, пропадает само "вещество", разложенное реакцией распада. История народа подменяется тем самым попперовским "бесконечным множеством историй". Остаются лишь созданные "самодеятельными гражданами" произвольные общности, искусственные, антропогенные, - продукт не Воли и Интеллекта нации, а частных воль (слепых по определению) и интеллектов (несовершенных по определению).

Естественную общность не нужно удерживать "особыми средствами" правового государства – на то она и естественная. Но именно ее-то и мечтают разрушить наши умники-демиурги. Для того же, чтобы удержать общность искусственную, понадобятся, можно не сомневаться, средства очень и очень суровые, ибо она, состоя из "индивидуализированных граждан", всегда будет стремиться к своему естественному финалу - распаду.

К СЧАСТЬЮ, в отношении России проект рацев-ойзерманов абсолютно утопичен. Где это и когда они видели в России массу "законопослушных самодеятельных граждан"? С луны свалились, ей-Богу!

Но вообще задумаемся: кому может быть выгодно такое искусственное "гражданское общество"?

Кому и зачем понадобилось разорвать национальную русскую общность, чтобы иметь потом дело лишь с одиночками, с людьми-атомами?

Ясно, что это нужно не тем, кто живо чувствует и осознает свою естественную принадлежность к естественным общностям – к своему народу, в первую очередь. А лишь, во-первых, немногим деклассированным, или денационализированным, или растерявшим свою идентичность людям, или вовсе инородцам, - одним словом, маргиналам. И, во-вторых – сплоченным и агрессивным меньшинствам, спаянным общей судьбой и задачей, которые в таком атомизированном, не способном к консолидированной защите собственных интересов обществе могут добиться всего.
 

 Доктор - 19.10.2009 20:14
 Opera/9.10 (Windows NT 5.1; U; MRA 5.5 (build 02790); ru)

ЦИТАТА:
Именно этому вопросу была посвящена моя статья "Две интеллигенции", опубликованная в газетах "Дуэль" и "Завтра" в 1996 году.
------------------------
У пациента мания величия либо он не знает, что цитаты чужих авторов даются в кавычках и с указанием АВТОРА
------------------------
ЦИТАТА:
Возг лавляли антирусскую революцию и антирусскую гражданскую войну - евреи
------------------------
Ну да, если в кране нет воды, значит выпили жиды
 

 Доктор - 19.10.2009 21:01
 Opera/9.10 (Windows NT 5.1; U; MRA 5.5 (build 02790); ru)

Заметьте, уважаемый Инквизитор: в бреде этого пациента есть характерные особенности. Попка-дурак постоянно повторяет, вперемежку с услышанной им псевдоязыческой абракадаброй, статейки фашистов, валящих все на евреев.

Спору нет - евреям (действительно составлявшим непропорционально большой процент в головке большевицкой партии), в силу их национальных особенностей, не за что любить Россию, и поэтому благом для нас был бы их массовый отъезд в Израиль. Но, сдается мне, как раз для таких "теоретиков", которых он цитирует, такой исход был бы подлинным несчастьем. Еще бы, на кого они будут валить все бедствия? А так сии "теоретики" дают возможность дуракам тупо тешить свое самолюбие одной лишь своей национальностью и объяснять собственное жалкое положение одними происками евреев
 

 Туземец - 19.10.2009 22:13
 Mozilla/4.0 (compatible; MSIE 8.0; Windows NT 5.1; Trident/4.0; MRA 4.6 (build 01425); InfoPath.2; .NET CLR 2.0.50727; .NET CLR 3.0.4506.2152; .NET CL

Продолжу... Если в кране есть вода - значит ЖИД нассал туда...
Имя Христа стало хоругвью анти-евреейского духовного Сопротивления.

Талантливейшие писатели своего времени, создатели знаменитой проповеди (Евангелие от Матвея 23: 13-36) вложили ему в уста яростные и яркие, и ныне обжигающие страстью слова:

"Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам; ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете... обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас...

Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие... очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды...

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты... по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония... Змии, порождения ехиднины!... Я посылаю к вам пророков... и вы иных убьете и распнете, а иных будете бить в синагогах ваших и гнать из города в город... да придет на вас вся кровь праведная, пролитая на земле... Истинно говорю вам: все сие придет на род сей".



В Евангелии от Иоанна (глава 8-44) Иисус Христос гневно бросает в лицо иудеям:

"Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи".
 

 Туземец - 19.10.2009 22:20
 Mozilla/4.0 (compatible; MSIE 8.0; Windows NT 5.1; Trident/4.0; MRA 4.6 (build 01425); InfoPath.2; .NET CLR 2.0.50727; .NET CLR 3.0.4506.2152; .NET CL

Давным-давно пришел к незыблемому убеждению, что наш мир делится на две половины: видимую и скрытую.

Для впервые слышащих о такой разделенности - как бы понаглядней представить подобную конструкцию?

Давайте вместе вообразим гигантское, почти 200-этажное здание, в котором живет все человечество: по этажу на каждое государство. Что ни страна - новый язык, национальные нравы, свои танцы и цветы, деревья и камни, особые запахи и краски. Огромное сооружение осязаемо и обозреваемо со всех сторон. Любому добросердному гостю тут рады на каждом этаже, для него открыт каждый закуток. Заходи помолиться в любой храм, садись к накрытому столу, пей и ешь. Пой с нами наши песни, а мы подтянем твои напевы.

Но под этим огромным и гостеприимным домом в загнившей и смердящей тьме затаилось мало кому ведомое, потайное и ужасное подземелье!

Если наверху живут разные человеки - в большинстве своем добрые, улыбчивые и работящие - то в мрачной, никогда не освещаемой подземке обитают их злоехидные и желчные антиподы: крысолюди.

Внешне они очень схожи на жителей верхних этажей. А от бесчисленных скрещиваний с нормальным населением многие от них и вовсе неотличимы. Однако в течение тысячелетий одно-единственное передается от мутанта к мутанту и остается неизменным: мерзкая крысиная утроба.

Каждое утро начинается очередной набег подземного зверья на людской дом. На пути к своей фанатичной и одержимой цели они сметают все преграды. У них от рождения, как и у всех низших тварей, начисто отсутствует чувство брезгливости. Визжащие и пищащие крысолюди всепожирающими ордами, продираясь сквозь дурнопахнущие завалы отбросов, уперто карабкаются вверх по грязным и осклизлым мусоропроводам. Давясь и отталкивая друг друга косматыми лапами, топча в суматохе спины и морды соплеменников, хрюкающие чудовища пролезают в офисы и квартиры по вонючим, спирающим дыхание канализационным трубам. Захлебываясь в экскрементах, они плывут и прокрадываются в чистые жилища даже через смрадные унитазы.

Перед выходом на божий свет крысолюди отряхиваются и прилизываются. Влезают в белые рубашки и цепляют галстуки, прячут под брюками длинные и гадкие, диаволом прицепленные им хвосты.

Чтобы скрыть свои типично крысиные, хищно загнутые и мясистые носы, выпирающие верхние зубы и животные рожи - они напяливают сверху хорошо подогнанные человеческие маски: с непременно широкими и сердечными улыбками!

Крысиный король на каждый этаж-государство посылает одних и тех же крысенышей. Чтоб смешивались с местными обитателями и знали их язык, обычаи и сходили за своих. Это только люди изъясняются на многих наречиях: у разномастных крысиных тварей, говорящих на языках всех этажей, есть помимо прочего и своя секретная, мало кому ведомая речь...

Хвостатые нелюди с готовностью берутся быть у верховных существ президентами и министрами, дипломатами и редакторами, священниками, телеведущими, переводчиками.

Мировые финансовые потоки, торговлю, прессу и книгоиздательство, кино и театры - словом, всю политику и экономику, науку и культуру - все связи между этажами они загребли в свои цепкие крысиные лапы. Они не брезгуют подслушивать телефоны, рыться в человеческой почте, читать из-за плеча факсимильную переписку и Интернет. Прогрызая дырки в стенах или затаиваясь под кроватями, мутанты высматривают да вынюхивают личные тайны, чтобы затем пачкать человека грязью компроматов. А если надо - то и насильно, смертью смести его с пути, ведущего к деньгам и власти.

Главный крыс вволю отсыпает своим подданным денег, вручает оружие и отраву на то, чтобы с помощью подкупа, пуль и яда они проникали в парламенты и депутаты, в банки и на заводы, в армию и секретные службы, в суды, прокуратуры и адвокатуры. Чтобы грабили скопом доверчивый этаж и стократ возвращали золото во всемирную крысиную казну.

Во многих школах возле учебных досок мелькают напомаженные крысиные ушки. В большинстве колледжей въедливо сверлят студентов острые крысиные глазки. Но нет на свете ни одного университета, где бы обладатели увесистых крысиных шнобелей громогласно не пустословили с трибун. Они внушают нашим ребятам сызмальства: крысолюди самые умные, самые добрые, самые талантливые на свете. Лишь они умеют и должны управлять миром. Они самые порядочные и великодушные на свете. Но вот разные недоумки почему-то невзлюбили только их одних и всячески им досаждают. Ату! Ату их! Все проклятия и тяжелейший позор всем, кто не любит да не нахваливает таких гениальных, благородных и ласковых крыс!...

Абсолютное большинство людей и сном-духом не ведают о глубоко законспирированном Крысином Подземелье. Потому что это самая большая и сверхжестоко охраняемая тайна на свете! Едва кто узнает о ней, и - упаси господи! - осмелится заговорить вслух, как серые грызуны бешеной толпой нападают на него и заживо разрывают на куски. Однако если до кого их когти и зубы дотянуться не могут, то в своих газетенках и телеящиках они поднимают вселенский хай: это ложь, это происки душевнобольных - нет никакого Подземелья! Нет никакой конспирации! И тычут, тычут смельчакам в глаза скрюченными от злобы когтями, скрежещут зубами. Разбрызгивая бешеную слюну, хамски орут прямо в лицо:

- Вы патологические противники мира и прогресса! Вы махровые реакционеры, выступающие против свободы и демократии! Вы гнусные душители свободной прессы и свободы слова!

Наиглавнейшая цель крысоподобных - захватить всю планету, подчинить себе человеческий дом. Потому, еще не так многочисленное серое племя размножается с невиданной быстротой. При этом оно делает все, чтоб у людей рождалось как можно меньше детей: да и те вымирали от голода и болезней.

Однако самое излюбленное занятие крысолюдей - конечно же, устройство войн. Это как постановки массовых спектаклей с миллионами действующих лиц. Для этого они, не выказывая своих скрюченных ушей, тонко ссорят нации между собой, осторожно и кропотливо натравливают этаж на этаж.

Для театров военных действий они годами и десятилетиями пишут, неустанно готовят самые подробные сценарии. Устраивают сначала актерские пробы - то есть небольшие местные конфликты с легкой пальбой. Затем переходят к генеральным репетициям с участием тяжелой артиллерии - когда две страны до крови сшибаются лбами. Но самое желанное - всемирная бойня. Серые режиссеры заранее планируют, где и кто, кому и как нанесет с их помощью оскорбление, кто выстрелит первым, в каком акте ввяжутся союзники, сколько солдат-статистов будет примерно убито. И самый приятный итог - как много тонн золота будет награблено для крысиной казны, какие города и территории очистятся для заселения носатыми соплеменниками. Сами они никогда в драку не лезут, хоронятся по обе линии фронта, но всячески подталкивают в спины, в ушко науськивают и тех и других оглупленных воюющих. Ведь чем чаще добрые соседи будут стрелять друг в друга - тем больше места окажется для хвостатых тварей под солнцем, а не в сырой и уже под завязку загаженной ими преисподней.

...Весьма приблизительной получилась у нас картина Крысиного Подземелья: действительность же куда страшнее и сложнее, куда кошмарней и гаже...
 

 Инквизитор - 19.10.2009 23:00
 Opera/9.64 (Windows NT 6.0; U; ru) Presto/2.1.1

Вы совершенно правы господин Доктор ,эти люди которые во всех бедах русских видят явреев , это мне кажется , или душевнобольные с навязчивыми идеями ..или просто отъявленные мерзавцы усиленно порочащие нас русских , ВЫСТАВЛЯЯ НАС КАКИМИ ТО НЕДОУМКАМИ КОТОРЫХ КАКИЕ ТО СУПЕРМЭНЫ ЯВРЕИ РЕЗАЛИ И НАСИЛОВАЛИ В СВОЁ ЯВРЕЙСКОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ. Вообще то меня лично в моей жизни ни один яврей и пальцем не тронул , зато почему то с такими "симпатишными для Туземцев русичами" мне не раз приходилось сходиться в рукопашной. Я вам точно скажу , чего многим русичам действительно не хватает - это ХОРОШИХ КРЕПКИХ [мат">ЮЛЕЙ!!!!
 

 Инквизитор - 20.10.2009 00:40
 Opera/9.64 (Windows NT 6.0; U; ru) Presto/2.1.1

ЦИТАТА: "Давным-давно пришел к незыблемому убеждению, что наш мир делится на две половины: видимую и скрытую..."
-----------------------
----------------- ------
-----------------------
ОТВЕТ- Какая глубокая мысля, да две половины , конечно если есть одна половина , до по логике должна же быть где то и другая...Если есть видимое , значит повернувшись спиной к этому видимому , неожиданно обнаруживаем , видим только первую половину , которая перед глазами , та , что сзади соответственно уже другая половина , и так видим -не видим , любит -не любит , плюнет -поцалует...
 

«Первая <  608 | 609 | 610 | 611 | 612 | 613 | 614 | 615 | 616 | 617 |  > Последняя» 


Форма для отправки комментариев

(Ваш комментарий будет проверен модератором.

С уважением, Администрация сайта.)

Имя (обязательно):

E-mail:

Комментарий (обязательно):