Символическое изображение головы Владимира Ильича Ленина, его подпись и указание на то, что сайт находится в домене верхнего уровня для некоммерческих ресурсов - .info





Фотография тела Владимира Ильича Ленина в Мавзолее


Голосование


Предлагаем Вам высказать своё мнение по следующему вопросу:

Что бы Вы сделали с теми, кто хочет вынести тело
В. И. Ленина из Мавзолея?

Уничтожил(а) бы их вместе с семьями - чтобы дурные гены не плодились
Уничтожил(а) бы только их, т. к. "в семье не без урода" и близкие в этом не виноваты
Проклял(а) бы их навечно и плевал(а) бы в рожу при встрече, а по возможности и бил(а) бы
Никогда не подал(а) бы руки, относился(ась) бы как к прокажённым
Ненавидел(а) бы гадов, но виду не подавал(а)
Попытался(ась) бы изменить их убеждения, хотя это и бесполезно
Ничего
Сказал(а) бы "Спасибо!" - давно пора
Расцеловал(а) бы в обе щеки - побольше бы таких
Дал(а) бы денег - мудрость должна всегда иметь материальное вознаграждение

Посмотреть результаты


Комментарии


«Первая <  864 | 865 | 866 | 867 | 868 | 869 | 870 | 871 | 872 | 873 |  > Последняя» 


 Николай nng47[гав]rambler.ru - 11.01.2009 19:25
 Mozilla/4.0 (compatible; MSIE 7.0; Windows NT 5.1; Maxthon)

Цитата
---------------------
На мой взгляд вот эту СЕРОСТЬ !!! , могли только воспринять индивидуумы с врожденной узостью мышления ИМЕННО НА УРОВНЕ ЖИВОТНЫХ. "ДЕТСКАЯ БОЛЕЗНЬ ЛЕВИЗНЫ В ПРАВОМ УКЛОНЕ БРЮШИНЫ ОППОРТУНИСТОВ". СУКИ ,СУКИ,СУКИ!!! НА ЧТО ВРЕМЯ ТРАТИЛИ.
--------------------
Как был ты тупым, так и подохнешь идиотом, недоучка ленивый и болтун отпетый.
Правильно тебя кретины пнули из ВУЗа, что бы не поганил звание русского инженера!
Ты оказалось даже тупее, т.е. «ИМЕННО НА УРОВНЕ ЖИВОТНЫХ», наверное, крокодила или таракана.
 

 Николай nng47[гав]rambler.ru - 11.01.2009 19:32
 Mozilla/4.0 (compatible; MSIE 7.0; Windows NT 5.1; Maxthon)

Цитата
-------------------
Сорок четыре процента царских генералов от общего их числа в канун войны перешли на службу РККА, т.е. служили на красной стороне
---------------------
Вот это были тогда настоявшие русские генералы, а потом к ним пришли те,
кто болтался под всякими - Колчаком, Деникиным, Юденичем, Петлюрой, Красновым, Шкуро и другим отродьем продажных шкур.
Эти генералы поняли, что Велий Ленин - великий и мудрый патриот Советской России.
И они ему помогали защитить Россию.
 

 Владимир - 11.01.2009 20:17
 Mozilla/4.0 (compatible; MSIE 6.0; Windows NT 5.1; SV1; InfoPath.1)

Цитата премОРДого жидка:

"А потом, под руководством Великого Сталина - генералисимуса, не проигравшего ни одной военной компании, разбили фашистов, самую сильную армию мира.
Выходит советские учебники истории были лучше, умнее, истеричнее и достовернее, без брехни о Боге царе и другой чепухе.
А достоверную историю воин всего мира преподавали лучше и честнее твоего трёпа".

[мат">, ты хоть понял, что написал? Сталин "не проиграл ни одной военной кампании"? А как же котлы 41-42-го, когда 5,5 миллионов попали в плен?

А вот насчет того, что советские учебники были "истЕричнее" - это у тебя, долбоеба, невольно правда вырвалась.

Ты злобствующее жидовское дерьмо, тупица непроходимый, МУДАК В КВАДРАТЕ, ты с кем здесь споришь, погань вислоухая, на кого пасть разеваешь, ублюдок?! Дрищи у себя в сортире, а не на форумах, где тебя давно от[мат">асили, а ты, ТИТЬКА ТАРАКАНЬЯ, всё просишься, чтобы еще крепче вые.ли. Пошел на [мат"> со своим "великим Лениным", наркоман грибной, прыщ на жопе пролетарьята, да мне с тобой западло срать на одном гектаре, уё.ок паршивый, ты даже РУГАТЬСЯ ПО-РУССКИ ПРАВИЛЬНО НЕ УМЕЕШЬ, ПИШИ НА РОДНОМ ИВРИТЕ, ПОСМЕШИЩЕ ЧУХОНСКОЕ, ПОМЕСЬ ЖИДА С НЕАНДЕРТАЛЬЦЕМ, ПРОШМАНДОВКА НКВД-ШНАЯ, ОСЁЛ ЦАРЯ НАВУХОДОНОСОРА! ВЯКНИ ЕЩЁ ЧТО-НИБУДЬ - ПО ПОЛНОЙ ОТЫМЕЮ! ЖРИ ГОВНО СВОЕГО ГРИБНОГО МУХОМОРА, "ВЕЛИКОГО" ЖИДОУБЛЮДКА БЛАНКА!

Короче, чувачок: не зли меня и пошел на [мат">!
 

 Владимир - 11.01.2009 20:35
 Mozilla/4.0 (compatible; MSIE 6.0; Windows NT 5.1; SV1; InfoPath.1)

Дружище Андрей, насчет генералов, вступивших в красноту добровольно, тебе попались явно подтасованные данные. Подавляющее большинство были мобилизованы и служили из-за страха за семьи, которые могли взять в заложники, либо из нежелания совершать рискованный побег на территорию белых, предпочитая греть задницу в красных штабах за "военспецовский" паек. Это тип кондотьеров, которым было все равно, кому продавать свое ремесло. Была еще небольшая часть офицеров, служивших у красных из-за перспективы молниеносной карьеры - уроды вроде Тухачевского, но это были в основном всякие подпоручики, так как полковники и генералы делали не менее успешную карьеру у белых. И все равно СОТНИ офицеров при первом удобном случае переходили на сторону белых (самый яркий пример - командарм-9 Всеволодов).

а то, что тут выблёвывает из себя эта полоумная образина Мордехай Зильберович, типа "это были лучшие генералы, пошедшие с народом и под руководством великого Сталина и т.п." - типичный измусоленный коммунячий трюк, способный обмануть только слабоумных или безграмотных. Старых офицеров еще могли как-то обмануть патриотические трюки Сталина в годы войны и после, но никак не открыто жидо-космополитическая, антирусская власть германской подстилки Ленина-Бланка. В общей сложности из 250 тыс. офицеров старой русской армии (включая скороспелых офицеров военного времени из школ прапорщиков, чуждых военной среде и случайных в ней) у белых служили 100 тыс. (40%), у красных - порядка 75 (30%), и 30% уклонились от участия в войне, пребывая в бегах. При этом у белых офицеров-добровольцев было в десятки раз больше. А эти 30% предателей потом поплатились - большинство из них, использовав в гражданскую, потом выбросили как грязные носки, примерно половину укокошили в 29-30-м (первая волна репрессий против военспецов) и в 37-38-м (тут уже заодно с ПАРТЕЙНЫМИ ТОВАРИЩАМИ, всякими бела-кунами, косиорами, бухариными и прочей дрянью). Выжили и продолжили карьеру очень немногие, типа сталинского любимца Шапошникова
 

 КУВАЛДА! - 11.01.2009 21:22
 Mozilla/5.0 (Windows; U; Windows NT 6.0; ru-RU) AppleWebKit/525.27.1 (KHTML, like Gecko) Version/3.2.1 Safari/525.27.1

ЧАСТЬ -III

Переломный момент наступил в 1909 г., когда Столыпин подал прошение об
отставке после того, как его обвинили в отсутствии должного рвения в защите
авторитета царя. Царь не принял отставки, однако слабое место Столыпина было
обнаружено. Он попытался умиротворить своих критиков справа и царский двор
путем переноса акцента в собственных заявлениях и новых законодательных
предложениях на русификацию "окраин" - пробуя разыграть националистическую
карту. Однако Столыпин так и не обрел вновь доверия правых кругов, и
прохождение других его законопроектов не облегчилось. При растущей поддержке
со стороны родственников царя, его друзей и сановников из ближайшего царского
окружения травля Столыпина продолжалась, в то время как многие из тех
депутатов Думы, кто относился к нему с уважением, находили все более сложным
продолжать поддерживать премьер-министра в его "поправении".
Врагам Столыпина в конце концов удалось нанести ему жестокий удар в марте
1911 г. по вопросу законодательства о создании земств в западных губерниях
России. К середине 1911 г. его политическая смерть близилась, и он сам
осознавал это. Его устранение с политической арены стало лишь вопросом
времени, и даже способ осуществления был уже, по-видимому, выбран царским
окружением - решено было сделать Столыпина наместником Кавказа, что удалило
бы его на "почетную должность" от Санкт-Петербурга и реальной политики.
Осуществлению этого плана помешала его смерть.
Столыпин был убит в сентябре 1911 г. двойным агентом Д.Багровым, человеком,
который был одновременно сотрудником охранки и членом анархистского движения.
Его выстрел и удивительная некомпетентность офицеров безопасности дали
основание многим (включая семью Столыпина) считать, что это был результат
заговора офицеров полиции.
Пять лет политической драмы, связанной с именем Столыпина, подвергались
различным интерпретациям. Его образ в работах историков вне Советской России
колебался от патриотически настроенного защитника новой демократии,
основанной на мелкособственническом крестьянском хозяйстве, до ранней версии
фашиста-ксенофоба на службе русского царя, истинного представителя русского
реакционного дворянства. Советские историки неизбежно начинали разговор об
этом человеке и обо всем периоде, заклеймив его (с легкой руки Ленина)
"бонапартистом", однако интерпретация этого слова менялась и там.
Антиправительственные нападки, предпринимавшиеся российскими реакционерами, и
ответные меры Столыпина (так же как и его попытки достичь компромисса, от
которого они уклонялись), по всей видимости, не были просто размолвкой
партнеров при разделе добычи. Цели Столыпина и реакционеров существенно и
последовательно различались. Между ними шла острейшая борьба.
Если брать во внимание самооценку современников, необходимо начинать с самого
Столыпина и с его ближайших помощников. К 1909 г., проводя политику,
явившуюся ответом на опыт революции 1905 - 1907 гг. и направленную на то,
чтобы подобное не повторилось, никто из них не сомневался в том, кто из
"истеблишмента" пытался уничтожить Столыпина и почему. Они также не
сомневались, что Столыпина атаковали справа те, кто ничему не научились и
ничего не забыли. Российская правящая элита также знала, что борьба между
Столыпиным и его оппонентами справа была борьбой не на жизнь а на смерть, и
что от ее исхода зависела в немалой мере судьба России. Это действительно
так, если только не считать, что российское дворянство и российский царь
занимались классовым самоубийством, предопределенным неумолимыми "законами
истории".
В мире, где Франко управлял Испанией на протяжении жизни целого поколения и
умер в собственной постели в президентском дворце, и где Хомейни смог в корне
изменить ход истории Ирана, было бы неразумно ставить реальную историю просто
в зависимость от законов прогресса. Конечно, историография нужна и
поучительна, однако конкретные результаты политических битв и те или иные
"пути" и "повороты" различных обществ невыводимы из нее. Кроме того,
рассматривая модели социальных изменений, можно увидеть, помимо всеобщих или
уникальных, также несколько типических путей, ведущих от докапиталистических
укладов. Один из этих путей, который сегодня мы обычно называем явлением
"развивающихся обществ" (что само по себе является крайним обобщением), был
характерен для России рубежа веков. В 1904 - 1906 гг. Столыпин обнаружил
Россию, которая была не похожа на тот образ, который он и его поколение несли
в себе, и у него хватило мужества посмотреть правде в глаза. Он начал борьбу
за Россию, которая значительно отличалась бы от той России, в которой он
вырос, и за которую все еще держался и класс, к коему он принадлежал, и его
царь. В чем же значение предлагаемого им пути? Кроме того, с тех пор реформы
типа столыпинских снова и снова предпринимаются то в одной, то в другой
стране мира. Почему? И наконец, Столыпин потерпел поражение не от законов
истории, а от конкретных политических сил. Что это были за политические силы?
Склад ума и направленность Столыпина и его ближайших помощников были, в
сущности, прагматическими, и концептуальное содержание того, что они пытались
делать, никогда не было выражено ими в виде связной теории. У них не было
Адама Смита или Фридриха Листа, которые выработали бы основополагающие
принципы для построения экономических стратегий настоящего и будущего, тех
или иных правительств и правителей. Лучшие теоретические умы России были
заняты другими проблемами. Тем не менее, несмотря на свою сугубо практическую
направленность, политике Столыпина и его команды суждено было войти в историю
теоретической мысли как России, так и других стран, куда она перешла через
работы таких исследователей, как А.Гершенкрон из Гарварда или - критически -
П.Баран из Станфорда, рассматривавших ее как элемент "теории развития",
дискуссий по проблемам "модернизации" и "зависимости", споров, определявших
экономические стратегии во всем мире в 50-е - 70-е годы текущего столетия.
Судя по этому критерию, а также и по тому, как столыпинские реформы связались
с борьбой за структурное преобразование общества, Столыпина можно назвать
революционером мысли и действия, хотя такое определение вряд ли бы ему
понравилось. Кроме того, возможность успеха его реформ нельзя исключать на
чисто теоретических основаниях.
Стратегия Столыпина принимала во внимание не только историю Европы и желание
"догнать Европу", но также и некоторые основные элементы российского
своеобразия. Классическая политическая экономия Адама Смита и Рикардо
отразила и исследовала первый капиталистический подъем в Европе. Фридриху
Листу принадлежит, как отмечалось выше, "первая поправка" к этой теории,
которая стала основой для политики "второй волны" индустриализации в Германии
и Японии. "Вторая поправка" к взгляду классической школы - это понимание
того, что радикальное социальное преобразование сельского общества и
государственного аппарата - революция сверху - должно происходить до или по
крайней мере одновременно с проведением протекционистской политики
индустриализации. Столыпинский "пакет реформ" и дальнейшие шаги, которые из
него вытекали, были направлены на осуществление "второй поправки", хотя это и
не выражалось в подобных терминах. Эта программа также логична в современной
ситуации многих "развивающихся обществ". Вот почему такие программы до сих
пор привлекают к себе внимание экономистов и политиков. Однако просто логика
не гарантирует хороших политических результатов. В период 1906 - 1911 гг.
вопрос заключался в том, способен ли Столыпин осуществить свою стратегию -
обезвредить своих врагов и задействовать социальные силы, способные воплотить
его идеи.
Против "вешателя" Столыпина выступали все те силы, которые боролись с
самодержавием в 1905 - 1907 гг. Для радикалов он олицетворял репрессивную
природу царизма. Для "инородцев" он также символизировал российский
национализм. Кроме того, против его революционных планов широких реформ
сверху выступали реакционеры и консерваторы из среды чиновничества и
помещиков, позиции которых укрепились в результате поражения революции, а
также благодаря личным пристрастиям и чертам самодержавного правителя страны.
Не демонстрировали политической поддержки прогрессу по-столыпински даже те
крестьяне, кто выходил из общин, а уж сопротивление со стороны крестьянских
общин было иногда отчаянным и часто весьма эффективным. Аграрный компонент
реформ вызвал волну приватизации и колонизации земель, однако к 1911 г. эти
процессы начали затухать. А любимое детище правительственной реформы - хутора
были созданы на менее чем одной десятой приватизированной земли.
Столыпинская программа была "революцией сверху", которую не поддерживали ни
один крупный общественный класс, ни одна партия или общественная организация.
Поэтому кажется невероятным, как мог Столыпин, располагая столь ничтожной
поддержкой, замахиваться на столь коренные социальные преобразования.
Поразительно малое число людей решили осуществлять эти преобразования
несмотря ни на что. Что же давало им возможность надеяться на успех?
Готовность и в немалой мере способность принять такой вызов определялись
высоким положением в исключительно могущественной бюрократии, а также
высокомерие российских сановников, которые считали себя полномочными
представителями четырехсотлетней истории непрерывно растущей России и ее
самодержавной монархии. Как и некоторые представители российской либеральной
интеллигенции XIX в., они считали, что основным достоинством царской власти
была ее способность игнорировать социальные обстоятельства и любые
"партикулярные" представления, стоять над законом и влиять на ход истории,
подчиняя обстоятельства своей воле и насаждая то, что "нужно для блага
России". Однако, чтобы осуществить те социальные преобразования, которые они
замышляли, им нужны были "кадры" - компетентный "генштаб" специалистов-
теоретиков и достаточно большая армия исполнителей, обладающих не обычной
чиновничьей аккуратностью, но упрямым энтузиазмом и дисциплинированным
рвением. Надо отметить, что персонал, занимавшийся осуществлением аграрной
реформы, и впрямь несколько изменился к лучшему: на место ограниченных и
патриархальных земских начальников пришли более подготовленные, более
современные и более профессиональные чиновники нового министерства сельского
хозяйства. Однако эта малочисленная группа была ограничена лишь сферой
сельского хозяйства, и к тому же их преданность идеям своего премьера была
сомнительной. Чтобы успешно использовать мощь государства в целях
преобразования России вопреки яростному сопротивлению оппозиции, Столыпину
нужно было не только царское благоволение, законодательная поддержка и
экономические ресурсы, но что-то вроде опричников царя Ивана Грозного,
интеллигентов из "Земли и воли", которые "пошли в народ", или же комсомольцев
и чекистов, чьими руками проводились смертельные сталинские реформы 1929 -
1937 гг. Ни ядро российских политических активистов, ни консервативное
дворянство, ни крестьяне, которые предположительно должны были выиграть от
этих реформ, - ни одна из этих групп не оказывала Столыпину такой поддержки.
Что касается самого Столыпина, он, по-видимому, даже не понимал, что для
совершения революции необходима когорта революционеров.
Последующий период показал, насколько неслучайной была неспособность
Столыпина использовать силу государства в деле преобразования России в
контексте задействованных политических сил. За оставшиеся до краха империи
годы не было ни одного другого предложения, исходящего от правящих кругов,
существенно изменить законодательство России.
 

«Первая <  864 | 865 | 866 | 867 | 868 | 869 | 870 | 871 | 872 | 873 |  > Последняя» 


Форма для отправки комментариев

(Ваш комментарий будет проверен модератором.

С уважением, Администрация сайта.)

Имя (обязательно):

E-mail:

Комментарий (обязательно):